Проект "Зикарон ба-салон" ("Воспоминания в гостиной") помогает передавать память о пережитом еврейским народом из уст в уста.

28 апреля Израиль будет отмечать День памяти Катастрофы и героизма еврейского народа. Эта дата сопровождается множеством официальных мероприятий, но есть один народный проект, который особенно трогает сердце. Это "Зикарон ба-салон" ("Воспоминания в гостиной"), новая израильская традиция неофициальных собраний в домашней обстановке.

Вечером в день памяти в тысячах гостиных по всей стране соберется молодежь и их гости - люди, пережившие Катастрофу. Гости будут рассказывать о пережитом, а молодежь - слушать, задавать вопросы и, возможно, петь песни того времени. В 2022 году встречи в гостиных будут посвящены теме "Холокост в СССР". Почему именно в СССР? Об этом "Вестям" рассказали три участницы проекта.

Проект "Зикарон ба-салон" был создан молодыми израильтянами, которых называют полуторным поколением (на иврите - дор ва-хеци). Это репатрианты из бывшего СССР, приехавшие в Израиль детьми. Многие из них пережили одинаковую трансформацию - от желания стать "настоящими израильтянами, забыв обо всем "русском", - до интереса к своим корням и прошлому своих родителей, бабушек и дедушек. Вскоре к проекту присоединились израильские друзья полуторного поколения. Поддержку ему оказывают организации "Лобби миллиона" и фонд "Генезис".

По просьбе "Вестей" три участницы проекта "Зикарон ба-салон" рассказали о причинах личного интереса к Холокосту на территории СССР и о том, почему 27-28 апреля они приглашают в свои гостиные переживших Катастрофу.

Майя Якубов
Меня зовут Майя. Когда моя семья репатриировалась в Израиль, мне было 7 лет. В 7-м классе в нашей школе дали задание построить генеалогическое древо своей семьи. С тех пор я очень привязана к семейной истории. С 8-го класса я начала интересоваться историей Холокоста, хотя осознание того, что я сама из семьи переживших Катастрофу, третье поколение ее жертв, пришло спустя много лет. Как и вопрос: почему в израильской школе не изучают проблему Холокоста в СССР?

На уроках истории мы изучали Вторую мировую войну, однако Холокост на территории Советского Союза никогда не упоминался. Мы изучали пакт Молотова - Риббентропа, несколько слов о Бабьем Яре - и все. Израильская система образования концентрируется на уничтожении евреев в Польше. Получился парадокс: я всегда знала, что часть моей семьи спаслась во время той войны, часть погибла, но никогда не связывала это с Холокостом, так как это происходило на территории СССР.

Несколько лет назад я присоединилась к проекту "Зикарон ба-салон" ("Воспоминания в гостиной") и до пандемии принимала в своей гостиной соседку из Венгрии, уцелевшую в Холокосте. Тогда я даже не думала, что могу рассказать и о своей семье.

Полгода назад я увидела объявление, что проект "Зикарон ба-салон" ищет директора в отдел изучения Холокоста в СССР. И что-то просто загорелось во мне. У меня было чувство, что это - мое предназначение. Я начала работать в проекте и узнала, что из 6 миллионов погибших в Катастрофе евреев 2,7 миллиона проживали на территории СССР. Строго говоря, "окончательное решение еврейского вопроса" началось в 1941 году именно в Советском Союзе. И в Израиле об этом почти не известно.

Моя работа в "Зикарон ба-салон " - это мое призвание! Я делаю это для своей семьи, перебравшейся с Украины. Для родных, убитых в местах массовых расстрелов в Ростове-на-Дону и до сих пор лежащих там в братской могиле. Конечно, когда их вели на расстрел, они не знали, что скоро у евреев будет свое государство и своя армия. И я - их потомок - буду жить в еврейской стране и смогу быть их "голосом" и рассказать о том ужасе, с которым им довелось столкнуться только потому, что они были евреями.

Цель "Зикарон ба-салон" - это продолжить память о Холокосте на примере личной истории каждого спасшегося, рассказанной в простой домашней обстановке.

Я приглашаю всех граждан Израиля, говорящих по-русски, молодых израильтян, полуторное поколение, ветеранов и молодежь взять на себя ответственность за нашу историю, за историю Холокоста, пока рядом с нами еще находятся уцелевшие. И в ближайший День памяти Катастрофы принять в своей гостиной выживших, чтобы каждый из них смог рассказать и свою историю.

Авива Барыкин
Вот уже несколько лет люди зовут меня Авивой, но родилась я Настей. Настя росла в глубоком почтении перед памятью о Второй мировой войне, как и многие в России. Каждое 9 мая мы покупали охапку цветов и раздавали их ветеранам, желая им долгих лет жизни. О том, что у евреев есть своя история в период войны, я поняла и осознала лишь в Израиле.
Мои прадедушка и прабабушка воевали всю войну - но разве так было не со всеми, думала я. Да, и еще периодически звучали отголоски фраз: "Ну, евреи же эвакуировались". Только в 14 лет, приехав в Израиль и начав учиться в израильской школе, я начала узнавать то, что в России было недосягаемо. Впитывать историю своего народа, узнавать о том, что стало с моей семьей.

В студенческие годы я поняла, что хочу узнать больше о Катастрофе. Я выросла, эта тема все еще пугала, но я могла позволить себе углубиться в нее. И мы с группой студентов решили, что помимо волонтерской помощи пережившими Холокост будем раз в неделю собираться и говорить о том, как помнить это дальше, как не забыть, как подойти к этой теме и как "объять" этот ужас.

Тогда случился мой первый "Зикарон ба-салон" ("Воспоминания в гостиной"). Я впервые увидела и услышала воспоминания живого человека, уцелевшего в Холокосте. Не фильм, не картинку, не лекцию, не книгу - живого свидетеля. Это потрясло меня.

Мы, евреи, такой народ, что стараемся передавать из поколения в поколение свою историю. Поэтому мне показалось таким естественным говорить о Холокосте, сохраняя память о народной трагедии.

Сегодня я мадриха (инструктор) молодежной программы "Маса" для парней и девушек еврейского происхождения из стран бывшего СССР. Мне важно в этом году разделить с ними опыт живого свидетельства. Встретить между собой разные поколения, отдать дань уважения и познакомиться с уникальной личной историей выживших. Мне важно, чтобы участники программы "Маса", многие из которых станут гражданами Израиля, познакомились с этим проектом и его влиянием, и, возможно, в следующем году будет еще на несколько "салонов" больше, чем в этом.

Мири Войткевич
Я родилась в семье, соблюдающей еврейские традиции, и пишу этот текст на иврите. Моя мама репатриировалась из Ирака, папа - из Йемена. Я выросла в Южном Тель-Авиве, мое детство пришлось на 80-90-е годы. Вокруг меня говорили лишь на смеси восточных языков, у всех у нас были большие семьи, и ничего в моем детстве не намекало на существование Холокоста.

Естественно, мы учили о нем в школе, но прямой семейной связи между мной и Холокостом не было. Этот факт имел для меня решающее значение при формировании моего отношения к Холокосту и Дню памяти жертв Катастрофы. В детстве День Холокоста был для меня важным лишь потому, что я еврейка и что все это - травма и горе моего народа. Но, с другой стороны, я не совсем понимала в нем свое место.

В День Холокоста передо мной вдруг как бы возникала стеклянная стена, отделяющая меня от тех, кто приехал из Европы, и тех, кто приехал из других стран, - и я в этой ситуации становилась зрителем, которого обязали следить за происходящим. К этому привязывалась и общинно-национальная рознь, которую мне пришлось испытать на себе, когда в начале 90-х я перешла учиться в школу в Северном Тель-Авиве. Легко догадаться, что все это никак не помогало мне принять день Холокоста и героизма еврейского народа как близкую мне дату.

Будто для восполнения этого недостатка (который на самом деле никогда не будет восполнен) я одержимо пыталась изучать эту тему, но в итоге все сошлось только на знаниях, а не на чувствах. День Холокоста остался днем, когда я слушаю на разных языках и со странными акцентами ужасающие истории о происходящем в тех местах, названия которых я даже не сумею выговорить правильно.

Позже я познакомилась в Тель-Авивском университете с Юрием. Мы полюбили друг друга и спустя некоторое время создали семью. В 1998 году в возрасте 15 лет Юра репатриировался из Беларуси - с родителями и бабушкой.

Когда у нас родился старший сын, я поняла, что теперь у меня есть возможность исправить судьбу - причем вдвойне. Исправить ту несправедливость стирания культуры, которую нанесли выходцам с Востока, и не дать пропасть другой культуре - культуре моего мужа.

Поэтому мы с Юрой заботимся о том, чтобы наши дети (9-летний Адам и 3-летняя Лиад) говорили по-русски и знали детские фильмы и песни, на которых вырос их папа, праздновали Новый год и знали как можно больше о мире, который оставили позади "папа, бабушка и деда", репатриировавшись в Израиль.

Наш старший сын внимательно слушает семейные истории того периода, которые рассказывает ему папа. Он знает, что немцы захватили их дом и превратили его в свою штаб-квартиру. Он знает, что их прабабушка в возрасте 4 лет вместе со всей семьей стала беженкой и спасалась в эвакуации.

Когда я узнала о проекте "Зикарон ба-салон", который восстанавливает память о Холокосте в СССР, то сразу решила: пусть такая встреча пройдет в нашей гостиной. Это как завет из пасхальной Агады - "И расскажи своему сыну". Наш моральный долг - донести эту память до будущих поколений.

Хотите провести встречу в своей гостиной или отправить в гости родственника, пережившего Холокост в СССР? Записаться можно здесь.