press1

Возвращение в Сион - "русский еврейский" проект

31.10.2017

Глядя на историю сионизма и Израиля, нельзя не задуматься о том, какую злую шутку сыграла с нами, "русскими евреями", судьба. После падения железного занавеса нам пришлось заново открывать себе путь и к иудаизму, и к сионизму. А ведь до того, как над Европой разразился шторм войны и революции, никого не могла удивить мысль о том, что возвращение в Сион – это прежде всего "русский еврейский" проект.

174 года назад, 22 октября 1843 года, в литовском местечке Кедайняй (Кейданы), в семье бедного еврейского бондаря родился человек, мысль которого опередила свое время как минимум на поколение. Если бы Моше Лейб Лилиенблюм родился двадцатью годами позже, быть ему наверняка одним из ведущих лидеров глобального политического сионистского движения. Впрочем, он и в свое время, на своем месте, успел немало сделать для того, чтобы идеи Теодора Герцля, когда они придут на Восток, упали на уже подготовленную еврейскую почву.

Начало карьеры Лилиенблюма, который до всех своих еврейских знаний шел по традиционному пути тяжелого труда и удачного брака, не предвещало ничего неожиданного. В 1865 году он основал в Вильно йешиву, и, на том, казалось, бы, и конец – знали бы сегодня раввина Лилиенблюма только историки литовских евреев. Однако Лилиенблюм страдал от классической "русской еврейской" болезни – вечно лезть, куда не просят, и не уметь мириться с реальностью, если она не отвечает высоким моральным стандартам.

Уже через три года Лилиенблюм, в котором идеи еврейского светского просвещения – Хаскалы – пересеклись с его собственным опытом еврейской местечковой бедности и отсталости, разразился в еженедельнике "Ха-Мелиц" статьей под названием "Пути Талмуда", в которой, с одной стороны, нарисовал неприглядную картину духовной нищеты черты оседлости, подмены знаний суевериями и нравы общины, а с другой – потребовал не больше ни меньше чем привести Галаху в соответствие с современными потребностями еврейского народа, чтобы она не задерживала, а поощряла прогресс евреев, помогая им тем не менее оставаться евреями.

Скандал, который вызвал этот памфлет среди ортодоксальных еврейских лидеров Российской империи, был настолько шумный, а нападки на Лилиенблюма за его "реформизм" такими злыми, что ему пришлось не просто забыть о карьере главы йешивы, но еще и "эмигрировать" из Литвы в Одессу. Как гордая дочь литовского еврейства, я, конечно же, горжусь тем, что Лилиенблюм был "литвак", однако приходится признать – сформировался он как еврейский мыслитель и как сионист, конечно же, в Одессе, в этом плавильном котле русской еврейской мысли конца девятнадцатого – начала двадцатого века.

Семидесятые годы одесский еврейский журналист и публицист Лилиенблюм начал как боевой активист Хаскалы – он продолжает обличать нравы и обычаи еврейской общинной и духовной жизни, видя в "фанатизме" и отсталости главную причину страданий еврейского народа.

Однако постепенно его взгляды меняются – он чувствует, что антисемитизм сеет ненависть к евреям не потому, что они не говорят по-русски или носят лапсердаки. Когда убийство Александра Второго повлекло за собой волну погромов в 1881 году, Лилиенблюм, продолжая оставаться сторонником модернизации иудаизма и еврейской жизни в целом, уже был готов дать совсем иной ответ на вопрос, как освободить еврейский народ от угрозы антисемитизма.

В статье "Общееврейский вопрос и Палестина", опубликованной в еврейском еженедельнике "Рассвет", Лилиенблюм, как обычно, резок в суждениях в отношении своих собратьев. Он резко критикует желание еврейских масс бежать от погромов куда глаза глядят (лучше всего в Америку), объясняя, что они и там останутся чужими и будут испытывать неприязнь и вражду.

Если евреи хотят остаться евреями, утверждает Лилиенблюм, они должны стремиться эмигрировать туда, где они могут рассчитывать на самоопределение – в Палестину, "чтобы в течение одного века евреи могли почти окончательно оставить негостеприимную Европу и переселиться в близкую к ней страну наших предков, на которую мы имеем историческое право". "В течение одного века..." Помните дневник Герцля и его "через пятьдесят лет"? Пророческое вдохновение как будно осеняло основателей сионизма.

Одной публицистикой Лилиенблюм не ограничился. Движение "Хибат Цион" существовало в России и ранее, и немало еврейских активистов сделали в начале 80-х годов те же выводы, что и Лилиенблюм.

В 1882 году их усилиями начинается то, что история назовет потом Первая алия - первая организованная попытка евреев возобновить массовое заселение Палестины, которая при всех своих проблемах и неудачах оставит нам в наследство Ришон ле-Цион и Петах-Тикву, Рош-Пину и Зихрон-Яаков, и самое главное – доказательство возможности воссоединения еврейского народа и его земли.

Когда в 1884 году на съезде в Катовице было решено объединить все группы "Ховевей Цион" в единое движение, Лилиенблюм стал одним из его лидеров. С этого времени и до своей смерти Лилиенблюм – "практический сионист" до мозга костей, активно противостоявший всем, кто не понимал важности немедленной, постоянной и упорной еврейской колонизации Палестины – и Ахад ха-Аму с его идеями духовного национального возрождения, и Дубнову с его автономизмом, и даже Герцлю, который вначале не был в восторге от "партизанской" иммиграции в османскую Палестину, надеясь прежде получить санкцию от султана.

Человек, начавший свою карьеру просветителем, будет к концу жизни утверждать, что одна еврейская коза на Земле Израиля стоит больше, чем десять гимназий. Лилиенблюм умер в Одессе от рака в 1910 году. Его наследие – это не только улица в Тель-Авиве. Первый президент Еврейского национального фонда Менахем Усышкин и первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф начали свою сионистскую деятельность в "Ховевей Цион".

В 1914 году аббревиатурой имени Лилиенблюма на иврите – МАЛАЛЬ – назовут основанное Одесским комитетом "Ховевей Цион" сельскохозяйственное поселение недалеко от Герцлии. В 1921 году в этом поселении – мошаве Кфар-Малаль – у свежих репатриантов из раздираемой гражданской войной России родится сын Ариэль Шейнерман, который сам войдет в израильскую и мировую историю под именем Ариэль Шарон.

Автор - Дорит Голендер, дипломат и общественный деятель, вице-президент фонда "Генезис" по развитию внешних связей, посол Израиля в России (2010-2015 гг.), многолетний руководитель радиостанции РЭКА - израильского государственного радио на русском языке.

« November 2017 »
Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30